• Личный
    кабинет
    В корзине 0 товаров
    Назад

    Интервью с художником: Вячеслав Чеботарь

    — Здравствуйте, Вячеслав. Расскажите немного о себе. В каком возрасте у Вас проявился художественный талант? Как это произошло? 
    — Талант у меня проявился достаточно рано. Дело в том, что я родился в усадьбе бывшего губернатора Молдавии. Усадьба была 19 века, и какие-то вещи с тех пор сохранились. Одной из них была замечательная фаянсовая ваза. И когда я нарисовал эту вазу, все очень удивились, и кто-то из семьи тогда сказал, что я наверно стану большим художником.
    Потом меня отдали в художественную школу. Я привык быть первым во всем, но в первый год в художественной школе у меня ничего не получалось. И только на второй год обучения у меня получился один натюрморт. Я сильно переживал по этому поводу и сомневался получиться ли у меня стать художником или нужно пробовать себя в чем-то другом. Но когда преподавательская комиссия за одну из моих работ поставила мне единственному 5-ку, все сомнения исчезли, и это дало мне стимул двигаться дальше. 

    — Вы получили серьезное художественное образование, закончив Государственную Академию живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина и аспирантуру. Как вы считаете, необходимо ли профессиональное художественное образование для того, чтобы добиться больших результатов? 
    Вячеслав в галерее— 
    Конечно, образование необходимо. Но существует одна проблема. Есть такое понятие как переучиваться. Нельзя сильно консервировать студента, необходимо давать долю свободы. Студенты должны уметь сочетать учебные средства, именно как средства для достижения своих творческих идей. У них должно быть хорошее ремесло, хорошее владение техникой, но в итоге должна быть творческая работа, а не «учебная работа». Любая постановка должна быть с художественной идеей, с неожиданным взглядом, своим студентам я говорю, что художник начинается именно с этой пары. Именно такое сочетание помогает добиться действительно выдающихся результатов. К сожалению, в наших ВУЗах есть некий перекос, по крайней мере, в мое время, очень строго оттачивают навыки, а с этим арсеналом навыков после окончания учебного заведения распоряжайтесь как хотите. Считаю это не совсем правильным, потому что когда художник уже состоялся и вырос, ему крайне трудно перестраиваться, практически невозможно.

    — Расскажите, пожалуйста, какими, по Вашему мнению, чертами характера должен обладать настоящий художник? 
    — Однозначно он должен быть немного сумасшедшим. Должен уметь отрешаться от жизненных условий. Для своих студентов я нашел устав 18 века каким должен быть живописец, и он очень мне напомнил устав монаха: он не должен быть себялюбивым, не должен быть веселым, должен быть сдержанным, трудолюбивым. В общем, должен обладать всеми качествами присущими духовному служителю истины.

    — Где черпаете вдохновение? Что любите делать помимо художественной деятельности и как отдыхаете?
    — Времени свободного у меня практически нет, наоборот, его не хватает. Единственное хобби, которое у меня есть – это подбирать рамы для своих работ. А вдохновляют меня большие идеи, интересные образы, вдохновляет возможность открыть людям нечто такое, что присуще тебе одному, то, что тебе открылось. В действительности, это большой дар. Вы представляется себе нашу жизнь без видения Серова, Шишкина, Васильева? Оно было бы намного скуднее. А так, мы имеем возможность смотреть на мир глазами этих художников, и мы видим эти мотивы, и этим мы обогащены. То есть они открыли целый мир для нас, как и любой художник открывает свой мир, и чем крупнее художник, тем больше он открывает какое-то новое измерение мира, до этого нам не знакомого.

    — Какую из своих работ вы считаете удачнее остальных? И вообще, какое отношение к своим работам?
    — 
    Отношение к своим работам очень сдержанное. Точнее говоря, я не доволен своими работами. Перед началом каждой работы, которую я делаю, ставлю себе задачу, что это должна быть моя лучшая работа, но потом оказывается что это не так, но, тем не менее, я живу. 

    — Какими материалами любите работать? Возможно, есть любимые марки производителей? Картина В. Чеботарь 2
    — Если говорить о скульптуре, то бронза для меня самый излюбленный материал. Но так же работаю скульптурным пластилином. Из художественных материалов очень ценю Koh-i-noor, особенно карандаши из-за мягкого грифеля и ластики. Но большее предпочтение я отдаю отечественным материалам это и краски, и холсты, и кисти. Их считаю идеальными

    — Бывают ли у Вас творческие кризисы? Как Вы с ними справляетесь? 
    — Да, бывают, постоянно бывают. Но я работаю над этим. Пытаюсь переломить ситуацию, стараюсь потрудиться над тем образом, который не удается. Но таких глобальных кризисов, что вещь может не состояться, таких не было, были лишь временные трудности.

    — У Вас очень яркая и насыщенная жизнь: огромное множество поездок, выставок, наград. Какое событие в жизни Вам запомнилось более остальных и почему?
    — Пожалуй, одной из самых ярких поездок была поездка на Святую землю, где я писал Гроб Господень. Там я находился 3 месяца. Это было огромной честью для меня, так как обычно художников туда не пускают. И по насыщенности, и по впечатлениям это была самая запоминающаяся поездка. 

    — Еще, будучи студентом, Вы создали цикл картин «Мы строим БАМ», объединяющий более двух тысяч работ разного жанра и получили широкое признание. Расскажите об этом периоде свое жизни. Где эти работы можно увидеть сейчас?
    — Должен заметить, что студенческие годы были самыми активными и насыщенными. Сам удивляюсь тому, сколько мне удавалось тогда сделать! Сейчас я столько не успеваю, хотя в то время мне нужно было еще и учиться, и творчески что-то делать, и поездки были интересные. Была огромная жажда себя показать, кому-то что-то доказать и самоутвердиться, увидеть новый мир. И с этим была связана поездка на БАМ (Байкало-Амурская магистраль). Конечно, тогда посылали далеко не всех, а только членов Союза Художников по конкурсу, а я был всего лишь студентом второго курса. Но я заслужил эту поездку после другой героической поездки в Выборг на судостроительный завод. Это был 1979 год, был дикий холод! Мороз такой, что даже цеха останавливались, около 40 градусов. Это было объявлено большой комсомольской стройкой, и в обязательном порядке должен был поехать отряд художников. Но все отказались ехать, никто не захотел. Тогда меня вызвали в ОБКОМ комсомола и посоветовали ехать в обмен на дальнейшую поддержку. И я согласился. Действительно я поехал и очень успешно поработал на этом заводе. По приезду мне сделали выставку. Для студента второго курса это было очень неординарным явлением! И на все лето меня уже отправили на БАМ. Я написал всех героев БАМа, побывал на самом передовом крае того времени. И когда там, в городе Северобайкальске, открылась картинная галерея, я подарил им несколько своих работ. А совсем недавно я получил новость, что в Северобайкальске открыли галерею моего имени, потому что там хранится много моих работ. Было очень приятно.

    Картина В. Чеботарь 3— Вы являетесь создателем Сверхкартины-мемориала «Жертвам насилия всех времен и народов». Почему Сверхкартина? Что Вас вдохновило на ее создание? Какова философия? И где ее можно увидеть сейчас?
    — Я всегда говорил, что меня притягивают большие идеи и это философская модель христианского мира, идея «Божественной комедии» Данте в современной интерпретации. Сюжет таков: человек, который входит в этот храм, в этот собор, ощущает себя в центре этого мироздания. И он поднимается по семи виткам, где каждый виток соответствует какому-либо греху. Потом он поднимается в небесную обитель, и далее сон святых, оттуда он оказывается как бы с внешней стороны увиденного внутреннего мира с пониманием того, что его нужно упорядочить. Как говорил Достоевский, человек должен чувствовать ответственность за все, что происходит в этом мире. Многие фрагменты этой картины были выставлены в Петербургском художнике, в Русском музее, что-то храниться у меня, в основном разбросаны по музеям. Создание Сверхкартины началось 1984 году и продолжается по настоящий момент. В планах есть собрать все фрагменты воедино, но по моим подсчетам, для этого нужно помещение более 2000 м2.

    — В 1990 году создается благотворительный фонд в поддержку Сверхкартины. И в 1996 году Вы открываете Академию при собственном фонде. Сейчас она называется Академия «Сверхкартина Вячеслава Чеботаря», которая была признана одним из самых успешных и прогрессивных художественных учебных заведений Санкт-Петербурга. Расскажите о ней, как Вы к этому пришли?
    — Когда я учился в академии, то обнаружил для себя несовершенства этой учебной системы, видел минусы, которые хотелось восполнить. Одной из идей было сочетание сугубо учебных задач с творческими задачами, чтобы в результате получались не просто учебно-методические работы. И эта практика очень успешно себя показала. Студенты моей академии становились членами Союза Художников. Еще одна немаловажная вещь - это пытаться максимально углублять работу и делать ее завершенной, так как некоторые ВУЗы страдают сыростью, словно пишут работу 2-3 сеанса и на этом заканчивают. А идти дальше это очень трудно, всегда есть риск испортить работу. Необходимо все делать по максимуму, потому что то, что мы видим в музеях, это завершенные работы, это есть особая методика, которая дает качество работе и определяет критерии художественного произведения. 

    — Чему обучают в Вашей академии? Можно ли туда поступить не имея художественной подготовки и знаний основ рисования? Какова цель академии? Картина В. Чеботарь 4
    — Доктрина моего ВУЗа состоит в том, чтобы помимо строгой школы, которую они должны получать, мы даем и большую свободу. Да, если в обычной образовательной системе человек должен закончить детскую художественную школу, потом поступить в училище на 5 лет, а потом в академию, то получается закончить обучение к 30 годам. У нас этот срок для студентов максимально сжатый. Заниматься к нам может прийти человек с любым уровнем подготовки, но требуется отдача, и это должен быть осознанный выбор. Если человек готов трудиться, то результат не заставляет себя ждать, и по истечению первого года мы готовим к уровню первого курса, и уже переводим на первый курс без экзаменов. Часто бывает, что люди приходят получать второе высшее образование. Как правило, у них получается лучше, потому что они более зрелые и знают чего хотят. Жаль только что не у всех хватает терпения, ведь учиться приходится достаточно долго. Но в нашей академии обучение идет не по временному отрезку, а по мере сдачи программ. Есть определенное количество дисциплин, и если студент способный, то имеет возможность закончить обучение досрочно. Это есть индивидуальный подход: если студент справляется с задачей раньше остальных, то для него ставится новая задача. С этого года мы хотим воссоздать утраченную академическую систему, которая была в Императорской Академии художеств, когда на обучение брали с 6-ти лет, так как именно в этом возрасте дети развиваются быстрее всего. Сейчас ведутся переговоры с правительством, чтобы предать нашей академии статус государственного учебного заведения, но для этого необходимо иметь отдельное здание. Надеюсь, что этот вопрос решится в ближайшее время. Тогда академия сможет выдавать по окончании обучения документ государственного образца. Пока что это сертификат об окончании обучения.

    — Какие Ваши дальнейшие творческие планы? 
    — Закончить успешно начатые дела: довести академию до ума, закончить картину «Память к Андрею Первозванному».

    — И напоследок, поделитесь, пожалуйста, советами с нашим читателями, а также тем, кто стоит только в самом начале своего творческого пути.
    — Посоветовал бы будущим художникам как можно больше работать и проводить время у мольберта. Своим студентам привожу в качестве примера слова Врубеля о том, что необходимо работать по 18 часов в день, и тогда, может быть, что-нибудь получится. То есть это не является аксиомой, но значительно повышает шансы на успех. Практика истории искусств показывает, что это единственный критерий, чтобы состояться как художник. Когда Софья Андреевна Толстая спросила Илью Сергеевича Репина как ему удалось стать таким выдающимся живописцем, он ответил, что если бы она работала столько, сколько он работает, она бы тоже им стала.

     

    Картина В. Чеботарь 5